Управляющий партнер в юрфирме VigoLex Анна Буяджи: о важности борьбы с лудоманией и конкурентоспособности игорного рынка Грузии

Управляющий партнер в юрфирме VigoLex Анна Буяджи: о важности борьбы с лудоманией и конкурентоспособности игорного рынка Грузии

Управляющий партнер в юрфирме VigoLex Анна Буяджи: о важности борьбы с лудоманией и конкурентоспособности игорного рынка Грузии

В каких дополнениях нуждается игорное законодательство Грузии? Как местные операторы работали в период пандемии COVID-19? И сможет ли запуск гемблинг-рынка Украины негативно повлиять на конкурентоспособность грузинских казино? На эти и другие вопросы в интервью для Georgia Gambling Conference 2021 ответила Анна Буяджи, управляющий партнер VigoLex.

Анна – адвокат, заслуженный юрист Украины. Специалист в области государственного управления, сферах гражданского и международного права. Занимала высокие посты в государственных структурах Украины. Сейчас работает на позиции управляющего партнера в юридической компании VigoLex, которая предоставляет высококачественные услуги в сферах азартных игр, интеллектуальной собственности, IT-права и других направлениях.

Подробнее о том, насколько важно в Грузии принимать меры по защите игроков от лудомании и готовы ли местные операторы выходить на гемблинг-рынок Украины, читайте далее в интервью.

Интервьюер: Georgia Gambling Conference (GGC)

Респондент: Анна Буяджи (А. Б.)

GGC: Какие законодательные нормы в части регулирования игорного бизнеса в Грузии нуждаются в изменениях и дополнениях?

А. Б.: Один из основоположных принципов, на котором строится любой честный азартный бизнес, – принцип ответственной игры и ограничение доступа к азартным играм для людей с игорной зависимостью, которую еще называют лудоманией.

Насколько известно, в Грузии игорная зависимость – очень большая проблема. По статистике одной из неправительственных организаций, в Грузии каждый пятый человек страдает лудоманией. В законе от 2005 года «О лотереях и устройстве азартных и выигрышных игр» нет ни слова о лудоманах и о том, как оператор должен помогать игрокам бороться с этой болезнью. А между тем это признанный в медицине вид психологической зависимости.

В отличие от Грузии в Украине в законе предусмотрен такой инструмент, как Реестр лудоманов, в который люди с игорной зависимостью попадают по собственному заявлению или заявлению близкого родственника либо по решению суда.

Аналогичного инструмента в Грузии нет, хоть и были подобные законодательные инициативы в 2017 году. Это очень сильно бы помогло решить такую социальную проблему, хотя, вероятно, вызвало бы небольшое недовольство. Однако, чем больше откладывать эту проблему, тем хуже она становится, потому действовать надо незамедлительно.

GGC: Выделите главный фактор, который в настоящее время больше других влияет на развитие игорной индустрии в Грузии?

А. Б.: На сегодня главный фактор, влияющий как на бизнес в целом, так и на игорную индустрию в частности, – это, конечно, коронавирус. Еще в прошлом году все офлайн-казино Грузии были закрыты из-за COVID-19. При этом операторы платили налоги, лицензионные сборы, квартальные взносы.

Согласно грузинскому законодательству, квартальные взносы платят на три месяца вперед, а лицензионный взнос – на год вперед. Конечно, это создавало дискомфорт для предпринимателей в данной сфере. Однако в Аджарии с начала марта этого года офлайн-казино наконец-то разрешили работать, и, конечно же, это позитивно повлияет на сферу в целом.

GGC: Какие функции должна выполнять система мониторинга деятельности операторов?

А. Б.: Общепринятая практика такая, что с помощью системы мониторинга деятельности операторов государство в лице конкретного органа оценивает, контролирует, анализирует деятельность рынка азартных игр и, соответственно, в дальнейшем влияет на него регуляторными инструментами.

Аналогичная практика применяется в Украине. Согласно украинскому закону «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр», система онлайн-мониторинга – это специализированный программно-аппаратный комплекс, который контролирует соответствие операторов лицензионным условиям, их оборудования и программного обеспечения техническим стандартам; собирает и анализирует информацию о принятых и выплаченных ставках, защищает ее от утери, подделки, копирования и любых других несанкционированных действий; проводит проверки, основываясь на собранных данных.

Проблема только в том, что на данный момент система все еще не запущена, ведь в упомянутом выше законе написано, что на ее создание у игорного регулятора есть два года, а у операторов рынка азартных игр – еще полгода с момента ее внедрения, для того чтобы подключиться. Кроме того, как показывает недавняя практика выдачи лицензий, с «реализацией новинок» у органов власти есть проблемы, а потому даже после внедрения будет некий период, когда система будет существовать, но подключиться к ней с первого раза будет невозможно в силу непонимания операторами правил, а местами и непонимания этих правил исполнителями регулятора…

Присоединяйтесь к Telegram-чату,

чтобы оставаться в курсе всех новостей Georgia Gambling Conference и в удобном формате общаться с признанными экспертами игорной индустрии!

Перейти

GGC: Расскажите об инструментах борьбы с лудоманией, которые в Украине утверждены на законодательном уровне.

А. Б.: В аспекте соблюдения принципов ответственной игры всегда довольно много проблем. Даже сейчас в Украине, где рынок азартных игр еще на запущен, на всех развлекательных сайтах и билбордах размещена реклама онлайн-казино, которая нарушает не только принцип ответственной игры, но и вообще Закон Украины «О рекламе». Однако, несмотря на это, требования к лицензиату в части принципа ответственной игры прописаны достаточно неплохо. Это выражено в обязательном размещении на платформе/сайте оператора:

  • правил игры и предупреждений об ответственной игре;
  • адресов центров помощи для борьбы с игорной зависимостью;
  • принципов ответственной игры;
  • шанса на победу;
  • патологических признаков игорной зависимости.

Кроме того, соблюдение принципов ответственной игры нашло свое отображение и в положениях Закона «О рекламе». Например, реклама не должна создавать впечатление, что азартные игры могут стать альтернативой работе.

Есть еще один интересный инструмент в виде упомянутого выше Реестра лудоманов, в который попадают все люди, которые имеют игорную зависимость и которые в дальнейшем не допускаются к игре в офлайн или онлайн благодаря системам идентификации и проверки личности.

GGC: В 2020 году Украина узаконила игорный бизнес. Как вы считаете, может ли открытие нового игорного рынка негативно отразиться на конкурентоспособности индустрии азартных игр в Грузии?

А. Б.: Не так давно, около 5 лет назад, в Сочи была создана игорная зона «Красная Поляна», из-за которой ожидался отток в Россию клиентов, играющих в Грузии. Но этого не произошло, потому что в основном иностранными клиентами грузинских казино являются турки.

В большинстве своем турки ездят на автомобилях в Самсон (город на турецко-грузинской границе) или другие города на границе. В то же время такого же прямого и быстрого соединения у Турции с Сочи нет, потому турецким игрокам намного легче добраться в Грузию, чем в Россию. Такие условия некомфортны, что и влияет на выбор грузинских, а не российских казино. Кроме того, в том же Батуми вся инфраструктура и климат настроены именно на турок: менеджмент знает турецкий язык, часть сотрудников – турки.

Аналогичная ситуация и с Украиной. Между государствами есть прямое авиасоединение, однако даже такой вариант не одно и то же, что поездка на автомобиле. Особенно когда резко захотелось зайти в казино вечером с друзьями.

Кроме того, в Украине сейчас очень сильная проблема с коронавирусом, что в момент открытия рынка имеет огромное значение.

Хотя, конечно, часть клиентов украинский рынок возьмет на себя, особенно если предложит что-то новое и нестандартное. Тогда клиенты будут планировать свои поездки и ехать отдыхать именно в Украину.

GGC: Есть ли заинтересованность в освоении украинского игорного рынка со стороны грузинских операторов?

А. Б.: Конечно! Новый рынок всегда интересен. Тем более за последние годы украинцы и грузины весьма активно сотрудничают во многих сферах бизнеса.

Между прочим, в нашей компании есть несколько представителей грузинского игорного бизнеса, которые собираются открывать казино (как онлайн, так в дальнейшем, возможно, и офлайн) в Украине. Единственное, что их действительно пока останавливает – это непонятная ситуация с налоговой нагрузкой на игорный бизнес. Пока стоимость лицензии и ставка налогов мало привлекательны для иностранцев, но в парламенте на рассмотрении изменения налогового законодательства в сторону его либерализации. Если эти изменения будут приняты, мы ожидаем новых иностранных клиентов, в том числе из Грузии.

15 апреля на Georgia Gambling Conference 2021 Анна примет участие в панельной дискуссии об игорной пандемии Грузии. Она совместно с другими экспертами обсудит вопросы, касающиеся ответственного отношения к игре и работы системы мониторинга. Также юрист планирует рассказать о сложностях, с которыми сталкиваются представители индустрии в Украине.


Подробнее о программе ивента смотрите здесь>>>

Оцените, пожалуйста новость:
(92 голоса, среднее 4.3 из 5.)

Получите гайд о маркетинге и законодательному регулированию: «Что нужно знать, если выходишь на европейский рынок».